?

Log in

No account? Create an account
phototerrorist, фототеррорист, fototerrorist

балаганчик оператора регистратора изображений

профессиональный любитель, худотворец и фотоTERRORIST

Previous Entry Поделиться Next Entry
#0991 FAQовский абзац
phototerrorist, фототеррорист, fototerrorist
fototerrorist

картинка для завлекухи. 2005 года создания.



Опять есть новости для FAQ(ового) абзаца, теперь на вот это мое нетленное полотно.
Прошу заметить, что я пользуюсь копипастом и оставляю оригинальную авторскую версию орфографии:

 

ужасно
мне теперь кошмары будут сниться

ну что вы, барышня...
так таки сразу и кошмары? )

ню, первое, что смутило - свет в области правого подреберья - у девушки жуткий целлюлит.
плечи, не понятно - она их выставила вперёд и именно по этой причине у неё такая ...унылая грудь. левая нога - белая полоска - откуда? и причёска...не вписывается.
у девушки красивое тело, а вы его испортили.
не люблю это "искусство". женщину надо облагораживать, скрывать недостатки, возносить до небес.

кто сказал, что надо?
и еще... да!да!да! я уродую моделей )

прекрасно, уродуйте дальше.
а что Вы этим показывайте?
расскажите мне суть современного искусства - осчастливте меня)

осчастливливаю: я ничего не понимаю в современном искусстве. Мало того, я им не занимаюсь. То, что я делаю – это документальный репортаж, ну, может быть, слегка срежиссированный мною и я не вижу причин, которые оправдали бы вмешательство гламурных средств фотошопа в эту картинку.

а причём тут фотожоп?
что это?
у вас лампочки есть, кроме этой? вот вам и фотожоп.форма из светотени.Вы любите Рэмбрандта?
прекрасно! особенно триптихи, с одним сюжетом в разной степени освещенности. полюбопытствуйте.

 

 

Ну что ж… Рембрандт меня вдохновил несказанно. В особенности упомянутые триптихи. Погуглив, из любопытства, я не нашел никаких упоминаний о триптихах Рембрандта. Возможно, барышня имела в виду варианты, эскизы одного и того же произведения «в разной степени освещенности». В человеческой интерпретации – с различной интенсивностью и направленностью света. Маловато, наверное, я любопытствовал, требуется более углубленное, вдумчивое изучение творчества гениального художника, но это требует времени, так что эскизов одного и того же произведения с различной направленностью света я, пока что, тоже не обнаружил. Ну да, думаю, это не столь важно. Великий мастер без сомнений размышлял о том, как и какой именно свет будет падать на сюжетно важные элементы и скорее всего делал различные наброски к будущим картинам.

Поскольку свет в произведениях Рембрандта очень фотографичен, попытаюсь предположить на примере пары картин, как же решить подобное освещение с помощью студийных осветительных приборов. Повторяю – все, что я скажу о свете и о мастере – всего лишь мои личные предположения.

Гениальный сын Харменса Герритсовича, живи он сейчас и занимайся фотографией, думаю, не стал бы отступать от классических схем продиктованных простейшим житейским опытом, основанным на природе света – источник может быть всего один – солнце. Не важно чем его заменяют – свечой ли, бронколоровским ли тысячеджоулевым моноблоком. Солнце – жесткий, точечный источник света и хоть атмосфера служит неким огромным рассеивателем мощность светила настолько велика, что всегда дает нам жесткие, явно очерченные тени, а удаленность его от объекта съемки позволяет нивелировать ничтожные расстояния между макушкой и пятками.

Старик Ван Рейн был хитер: визуально свет слегка рассеивал и уменьшал размеры источника, ограничивая его окном, например. Или, если говорить об искусственном свете, то это, возможно, был факел с отражателем. Эффект можно заметить на многих его картинах. Вот, как пример, автопортрет 1669 года или «портрет Саскии в пышном платье» 1642 г. Один источник света, мы помним. Снимая подобный портрет сейчас, я бы воспользовался весьма маленьким софтбоксом, примерно, 60х60 или того меньше и максимально близко придвинул бы к модели, поставив его чуть выше середины лица и слегка слева. Смотрите, как сильно падает мощность света книзу – руки уже в тени. Подобный эффект происходит согласно закону обратных квадратов: относительная освещенность на любом радиальном расстоянии от источника света обратно пропорциональна квадрату этого расстояния. Выражаясь русским языком: при увеличении расстояния в два раза освещенность уменьшается в четыре раза; при увеличении расстояния в три раза освещенность уменьшается в девять раз; при уменьшении расстояния в два раза освещенность возрастает в четыре раза. Хитрый Рембрандт сознательно «приближал» источники света к лицам своих моделей, тогда, понятно, исключительно ради акцента на сюжетно важную часть картины. Факел, кстати, на таком расстоянии мог бы и волосы модели подпалить, ну а окна – по всей видимости, мастер писал портреты в подвалах, ибо оконца его маленькие и, по большей части, сверху. С точки зрения современной фотографии, как ее воспринимают обыватели, это не правильный подход – все должно быть освещено равномерно и, желательно, без теней, ну, так чтоб было красиво. Думается мне, что не все и в XVII веке радовались подобным эффектам. Не потому ли великий художник умер в нищете, не ради ли своих экспериментов? Кто знает…

Или, положим, взять его картину «Снятие с креста» 1634г. Смотрите, что наделал этот безобразник Харменсович – он как прожектором высветил группу в центре жестким боковым светом, да еще и снизу, оставив людей на периферии в тени. Ну не было в 1634 году таких ярких прожекторов с модификатором, типа тубус, вон даже рука Христа вполне себе явно очерченную тень отбрасывает.  Единственный в то время вариант – солнце вдруг неожиданно пробилось сквозь маленькую идеально круглую дырочку в тучке. Ну, что ж, возможно, но что художник сделал с тенями на теле в районе правого подреберья? Совсем не гламурно выглядит, а ведь наверняка была возможность подретушировать (или воспользоваться другим факелом, наверняка же были в запасе).

Короче, Рембрандт Харменс Ван Рейн работал со светом так, как считал нужным, часто, не совсем правильно с точки зрения реальности и не всегда привычно для взгляда зрителя.

 

Ну, и отвечая на крайний вопрос барышни:
Надеюсь, у меня тоже есть такая возможность - работать со светом и с моделью так, как я хочу, а не так, как «правильно» и привычно. Умею я правильно, поверьте. Изобразительное искусство прошло путь от классицизма до абстракции. Полак, к примеру, писал картины, поливая холст из ведра. Мне уже не интересно правильно. Мне уже интересно светить древней настольной лампочкой в правое подреберье. Фотография через чур документальна по природе своей, что бы вы, в своем восприятии, могли запросто абстрагироваться и увидеть не целлюлит и унылую грудь, а крылья за спиной – куда уж выше ангела превозносить… Так это, барышня ваши проблемы, это вы видите только то, что можете увидеть.  Расширяйте кругозор, откалибруйте монитор, в конце концов. И не Рембрандтом единым, хоть он и гениален.

 

 

Метки:

  • 1
гломурным кисам не понять...

бывают такие кисы гламурные - любому нос утрут... )))

(Удалённый комментарий)
хороший рассказ и написано поэтично)

  • 1